Суррогатное материнство в Литве

Вопрос суррогатного материнства в Литве является актуальным и в то же время довольно спорным, однако отнюдь не приближающимся к разрешению. На сегодняшний день официальная позиция государства по данному вопросу остаётся неопределённой – оно никак не регламентирует суррогатное материнство, как способ появления новой жизни. Католическая церковь придерживается чёткой негативной позиции, хотя мнение общественности, в частности, бесплодных семей, зачастую сводится к обратному – легализовать суррогатное материнство в Литве – значит дать им возможность на рождение собственного ребёнка, не принуждая к дополнительным поискам сурмамы за пределами страны.
По официальным данным Департамента Статистики, в Литве проживает порядка 55 тысяч семей репродуктивного возраста (18-49 лет) без детей. Бесплодными считаются семьи, неспособные зачать ребёнка после превышающего год периода активной сексуальной жизни без контрацептических средств. Количество бесплодных семей официальной статистикой не рассчитано, однако по эпидемиологическим данным, их число составляет порядка 50 тысяч. Дополнительные прогнозы — ежегодное увеличение данной цифры на 2 тысячи семей. За этими цифрами и медицинскими формулировками скрыты люди, подавляющее большинство которых мечтает взять на руки, прижать к себе, увидеть улыбку своего ребёнка. К сожалению, такая возможность есть далеко не у всех. К счастью, большинство не сдаётся.
Ощутимое влияние католической церкви и нерешительность властей не позволяет на сегодняшний день решить вопрос по современным методам преодоления бесплодия, в том числе суррогатному материнству, в пользу бесплодных семей. Законодательные органы Литвы придерживаются отстранённой позиции по таким важным для бесплодных семей вопросам, как искусственное оплодотворение, создание и хранение эмбрионов, суррогатное материнство. Законопроекты рассматриваются долго, перенаправляются на дополнительное рассмотрение, решение данных вопросов затягивается на неопределённые сроки.
Несмотря на отсутствие видимой помощи со стороны государства, прогресс медицины всё же на лицо: процент семей, получивших своевременное медицинское лечение тем или иным узаконенным способом, возрастает, хотя общий уровень рождаемости — падает. Все услуги по лечению бесплодия оплачивают сами семьи. Диагностика и лечение бесплодия, официально признанного заболеванием и внесенного в Международную Классификацию Заболеваний, никак не компенсируется. Несмотря на столь сомнительную регламентацию медицинских услуг в данной области, центры по лечению бесплодия в Литве существуют и расположены в Вильнюсе, Каунасе и Клайпеде. Здесь специалисты оказывают услуги по диагностике причин бесплодия, психологической помощи семьям и непосредственное лечение бесплодия, в том числе лечение с помощью искусственного оплодотворения. О суррогатном материнстве в Литве законы молчат. Официального разрешения на данную процедуру нет, но и официального запрета для родителей, жаждущих растить биологически своего ребёнка даже в том случае, если им ничем не смогли помочь традиционные способы — также нет. Именно эта неопределённость становится шансом для тех семей, которые всё же решают идти до конца и готовы прибегнуть к помощи суррогатной мамы.

Чаще всего граждане Литвы ищут клиники, предоставляющие такие услуги в странах ЕС, России, Украине, где данная процедура узаконена и строго контролируется. На выбор места и суррогатной мамы влияет множество финансовых и моральных аспектов. Суррогатными мамами становятся, как близкие родственницы, так и женщины, для которых вынашивание полноценного и здорового малыша — работа.
Обитательницы самого большого форума матерей (женского форума) на просторах литовского интернета не раз обсуждали вопросы суррогатного материнства и высказывали мнения о легализации данного способа преодоления бесплодия.
Большинство посетительниц форума (растящих детей и бесплодных) высказались за легализацию суррогатного материнства в Литве, а также указали, что в случае крайней необходимости согласились бы прибегнуть к услугам суррогатной мамы «Если бы не было другого выхода, я была бы всю жизнь благодарны женщине, подарившей мне счастье материнства». Единицы высказались против, сославшись на религиозные убеждения и неверие в то, что это возможно. На вопрос о том, готова ли каждая из них стать суррогатной мамой, ответы женщин были довольно неоднозначными. Среди массы других мнений выделилось «Для дочери, сестры или ближайшей подруги – да, ведь самое дорогое, что я могу подарить им за их любовь — жизнь».